23:04 

Lis
Я не забыла, что сегодня за день. Как бы херово мне небыло физически, хуже чем душевная боль ничего нет.

@темы: Вселенскому злу

16:20 

Lis
Ну что, я бляха в больнице! А завтра экзамен!(( вот тебе и пятница 13!

19:49 

Lis
Кровотечение 2 неделю идёт. Сама на сессии. В больницу не пойти.

08:56 

Lis
Села в поезд. Еду на долбанную сессию((.

01:13 

Lis
Ведьма

На дворе раздался шум. Который постепенно преобразовывался в крики, топот и причитания. Из общего гама, немая Марыська выхватила только крики некой бабы о находящейся при смерти дочке старосты. Самой младшей из пяти детей. Она слегла еще неделю назад, когда четыре сестрицы пришли из лесу. Делая вид, что не обращает внимание на все это, ведь все равно прибегут к ней в ножки кланяться, просить о помощи, Марыська продолжила помешивать густой суп в котле, стоящем на очаге. Ей было жаль девочку, но еще в самом начале она знала, что ребенок обречен на смерть. Что семилетняя Маруська не жилец в этом мире. Девушка смахнула набежавшую слезу и отложила половник на стол, прикрыв котелок крышкой. Она подошла к стулу, тяжело опустилась на него и разрыдалась. Умирающий через семь дворов ребенок, единственный человек, который хорошо относился к немой. Конечно, девчушке не разрешали бегать к молодой ведьме, но ей было невдомек почему все так опасаются чернявой красавицы, которая за всю свою жизнь не обронила ни слова. И каждый раз, пока родители и братья были в поле, а сестры прибирались в светлице, маленькая Маруська бегала к ведьме, которая всегда делала для девочки какой-нибудь оберег от различных хворей и напастей. Перед тем как пойти в лес, сестрицы Маруськи, не дали девочке сходить к немой, которая к тому времени уже доделала оберег.
Громко причитающая женщина приближалась к дому Марыськи. Она узнала голос. Он принадлежал пухлой тетке Нюрке, которая в детстве воспитывала немую, побоями пыталась выбить из девочки мысли о ведовстве. Марыська же напротив, не взирая на побои, продолжала варить зелья и делать обереги, которые всегда помогали. Немота не позволяла ей творить колдовство заклинаний, но ей и не надо было. Чтобы творить заклятия, нужно сначала продает свою душу демону, любому в зависимости от того, какие именно цели преследуешь. Когда тетка Нюрка прознала о том, что девочка продолжает богохульное дело наперекор ее убеждениям, вышвырнула ребенка из дома, наказав ей, чтобы больше на глаза не казалась. Девочку приютила старая травница, которую называли в деревне ведьмой, и стала обучать ее всем премудростям ведовства, которые девочка еще не знала.
Тяжелые шаги тетки приближались и уже было слышно скрип старых ступенек. Марыська смахнула слезы рукавом, пока тетка Нюрка не заметила. Дверь скрипя медленно отворилась и в дом робко прокралась грузная, обычно быстрая на расправу и бойкая, женщина. Прогнившие половицы прогнулись под ее тяжестью. Нервное перебирание рюшей подола показывало, как сильно ей не хотелось идти в этот дом, но она была единственной, кто хоть как-нибудь понимал немую, как-то да воспитывала она девочку.
Марыська, смотря на женщину, жестами спросила:
"Зачем ты пришла?"
- Будто сама не знаешь, - буркнула Нюрка, не отводя взгляда от рук девушки: - Маруська совсем захворала.
" Поздно..." Было ответом: "Не ко мне обращаться нужно. Если бы ее сестрицы отпустили ко мне, с ней бы ничего не случилось. Оберег бы помог избежать этой напасти."
- Они боятся тебя... - начала было просительница, но была прервана резким взмахом руки. Пальцы девушки тут же быстро задвигались:
"Как и ты... я помогу девочке, но с одним условием. Ты первая кинешь горящее полено в костер."
Тетка побледнела под пристальным взглядом девушки, но все же кивнула в знак согласия. Марыська улыбнулась, встала со стула и прошла к столу, на котором всегда стояли разнообразные склянки с настоями. Покопавшись среди них, немая выудила три флакона с сильнодействующими травяными настоями, которые настаивала еще старая Марфа. Рецепты девушка не знала, но на своем примере знала, что каждый из них способен вернуть к жизни находящегося на пороге смерти. Она взяла с полочки над столом оберег, так и не попавший в руки девочки, вынула из из ящика измятый лист бумаги, на котором была изображена пентаграмма, окруженная рунами. Девушка сложила и положила в карман передника, на крайний случай. Это единственное заклинание, которое дала ей старая травница, оно не требовало прочтения, а для активации требовалось начертить ее кровью. Флакончики она так же сложила в карман.
Наблюдающая за сборами женщина поняла, что все может оказаться не так просто, как обычно. Она сглотнула вставший поперек горла ком и выбежала из ветхой избы немой, смотревшей ей вслед.
Расчесав волосы повязав на голову цветастый платок, Марыська вышла из избы и пошла к дому старосты. Она чувствовала на себе полные страха и ненависти взгляды, слышала за спиной пробегающие по собравшейся толпе шепотки.
Глинобитные стены большой избы старосты недавно побелили и они ослепляли, отражающей солнечные лучи, белизной. Жмурясь и прикрывая глаза рукой, девушка подошла к крыльцу, на котором ее уже ждали Настасья, жена старосты, и тетка Нюрка. Обе наблюдали как девушка поднимается по ступенькам, отворяет дверь и заходит в избу. Мать девочки и тетка немой пошли следом. Нюрке присутствовать было не обязательно, но она была единственной, кто мог понять жесты Марыськи.

Запись создана 03 мая 2013 в 04:07
Astarmina (c)

00:53 

Lis
Атит, надорванные связки, ушибы. 4 дня до отъезда у меня ничего не готово, вещи не собраны, домашка та что сделана - не распичатана, а остальное не доделано. Дотянула блин(.

00:57 

Lis
Я номер твой удалила! А дневник не могу! Рука не подымается! Чтож так херово то?! Почему я не могу забыть тебя? Почему отпускает, а потом всё заново? Каждый год всё по новому кругу! Ты изменил мое отношение к осени, раньше я её любила и ждала каждый год, а теперь я боюсь. Боюсь просыпаться и засыпать, потому-что не во сне не на яву тебя нет! Каждый год одна и таже карусель! И вроде бы радуюсь жизни, учусь, работаю, хобби завела. Но всё это временая мишура. Настанет очередная осень и в сердце опять дыра, та что ничем не залатать.
И влюбляться я пыталась. Да блин! Я что только не делала! А осталась опять с воспоминаниями о тебе! И с этой чертовой любовью, которая никаму нахрен не нужна, кроме меня одной!
Скажи мне, кагда это закончится? Скажи мне хоть что-нибудь! Я так болею табой, что легче сдохнуть!
13 сентября четвертый год пойдет. Как один дурацкий кошмар. Как один навязчивый сон! Как надоело писать эти дебильные письма в не куда! Ты же не читаешь их! Ты уже и забыл кто я! А если не забыл, то привет тебе от тоего истеричного хомяка.

@темы: Вселенскому злу

22:27 

Lis
Не любите вписывать знакомых из других городов, потому что вам стыдно, что большую часть своего времени вы тупите в мониторик, нажимая F5? Учитесь по специальности, которая вам не нравится и в которой вы абсолютный нуб? Больше всего на свете вам хочется чего-нибудь хотеть? Не любите вопрос "что нового?", потому что ответить на него более одного слова удаётся не чаще, чем раз в месяц? Избегаете серьёзных отношений, потому что вам совершенно нечего дать партнёру? Любите наркотики, но вам негде их достать? По утрам раздражаетесь пылью, лежащей в разных углах вашей комнаты уже несколько недель? Многое умеете, но ничего не умеете хорошо? Ваш самый близкий друг живёт в другом городе и общается с вами в аське раз в неделю? Носите в голове целую кучу "творческих" и "бизнес" идей, которые всё никак руки не доходят не то, что реализовать, а хотя бы записать? По инерции говорите, что всё плохо, даже когда всё не плохо? В глубине души надеетесь, что однажды случится нечто (вроде апокалипсиса), что резко поменяет существующий порядок и сравняет вас с людьми, которым вы завидуете? Ура! Это навсегда. Вы проживёте в этом состоянии несколько десятков лет, постоянно испытывая недостаток всего и с переменным успехом оправдываясь перед собой за собственное существование, а потом умрёте.

22:15 

Lis
Видела сегодня ситуацию: идет бабушка с внуком лет примерно трех. Бабушка спрашивает:

— Максимка, у тебя ножки не мерзнут?

Мальчик, тяжко вздыхая:

— Нет, баба, не мерзнут.

Бабушка не отстает:

— А ручки не мерзнут?

— Не мерзнут, — еще более тяжко вздыхая отвечает парень.

— А что тогда же мерзнет? Мне воспитательница сказала, что ты весь день мерз, — удивляется бабушка.

Мальчик, понурив голову, тихо-тихо пролепетал с тоской в голосе:

— Во мне погас внутренний огонь...

Идут молча минуты две. Наконец бабушка произносит:

— Ну ничего. Сейчас какао сварим и все пройдет!

00:51 

Lis
Хочу! :
1. Друидский серп, либо красивые небольшие ножницы.
2. Льняные мешочки (сама нашью, главное найти лен без добавок).
3. Стеклянные банки с вакумными крышками (как у банок с красной икрой, те что с металической застежкой).
4. Со всем выше перечисленны заняться сбором трав!
Вот!

23:10 

Lis
Репортаж из кухни!
Бешенный лисо-хомяк сегодня затеял пироги О_о. Первая фотка с поля боя))). На внешний вид не смотрим, ибо вояю их впервые!)

00:40 

Lis
Сегодня купила билеты до Питера, туда и обратно. Еду на сессию. Вернусь 3 октября, а через 1,5 месяца на Черное море в санаторий :gigi: Вся в разъездах. Какая я не усидчивая дама, однако :alles:

00:19 

Lis
У нас началась осень! :gigi: Правда еще 1 августа, ну это не важно). С данным сезоном у меня проснулся синдром хомяка, а проявляется так:
1. Через день моя тушка ездит в лес за грибами.
2. Таже тушка делает закрутки и закатки на зиму.
3. Забиваю холодильники всякой снедью :alles:

А сегодня я вообще отличилась! У меня был день кухни :gigi: Я приготовила:
1. Борщ! Ненавижу это кулинарное издевательство (привет от хохлов блин). Но что характерно! ОН не просто получился, он получился вкусным! :alles:
2. Запекла курицу с кортошкой, грибами и сыром. Ням!
3. Испекла яблочный пирог с карицей. 2 раза ням!
4. Закрутила грибы в собственном соку 4 банки, в томате 5 банок. Еще закатала маринованные помидоры с огуцами 4 банки. Ну и на дисерт 3 банки компота из морошки!
Вот такой я бешеный сегодня лисо-хомяк! :alles:

20:30 

Lis
Сбылась мечта идиота! :alles: Моя домашняя библиотека пополнилась еще на 5 книг! :gigi:
1. Мария Семенова - Валькирия. Ой, как я её хотела!
2. Рей Брэдбери - К западу от Октября (сборник рассказов).
3. Толковый словарь - С.И. Ожегов.
4. Булгаков Михаил - Романы.
5. Рей Брэдбери - Клиффорд Саймак (сборник рассказов).

Буду теперь очень умной)).

@темы: Библиотека

23:47 

Lis
Фея из Икеи


Астигматизм — дефект зрения, связанный с нарушением формы хрусталика или роговицы, в результате чего человек теряет способность к чёткому видению. ... нарушение равномерной кривизны роговой оболочки глаза и/или хрусталика приводит к искажению зрения. Симптомами астигматизма является понижение зрения, иногда видение предметов искривленными, их раздвоение...
Википедия.

Для начала считаю своим долгом вас заранее обрадовать и огорчить. Во-первых, не нужно пугаться: этот рассказ – совсем не реклама компании ИКЕА, более того, она тут присутствует главным образом ради рифмы в названии, хотя и имеет некоторое отношение к сюжету. Во-вторых, Деда Мороза на самом деле не существует, мне очень жаль, но это совершенно точно так. А теперь с чистой совестью, сделав эти два предуведомления, приступаю собственно к рассказу.
Только ленивый сейчас не сетует на коммерциализацию Рождества и на то, что празднично-фальшивая зима наступает в торговле и рекламе примерно в середине октября, неохотно и ненадого отодвигаясь, чтобы дать место Хэллоуину. Я тоже, конечно, сетовала и фыркала, пока не познакомилась с Аннелизой.
Был прекрасный осенний день, когда Лондон в рыжих кудрях платанов похож на девушку, только что выпорхнувшую из парикмахерской: новый цвет волос ещё непривычен, ярковат и режет глаз, но всё искупает довольная, ни кому в особенности не обращённая улыбка. Я ехала из Кенсингтона на вокзал Кингз-Кросс, заняв лучшее место на галёрке алого двухэтажного автобуса, и решительно одобряла всё, что видела со своей обзорной площадки – я вообще всегда одобряю осень, ну, разве что, за исключением чрезмерно ранних рождественских украшений.
Однако в начале Оксфорд-стрит автобус встал в длинную вереницу транспорта, тоскливо ожидающего своей очереди свернуть в какой-то крохотный проулок, чтобы объехать дорожные работы, и нетерпение взяло верх. Мне надоело ответно разглядывать трёх одинаковых девушек, с полуоткрытыми ртами слепо таращившихся прямо в окно автобуса с ближайшего здания в стиле ар-деко, и я выскочила на улицу при первой же возможности.
Рождественская иллюминация, перечёркивающая небо звёздами и бантами, нелепо смотрелась в медовом солнечном свете раннего ноябрьского вечера. Королева Времени в синем эмалевом плаще на фасаде универмага «Селфридж», казалось, соглашалась со мной, всплёскивая руками: «Ну что я могу поделать!» Зато в «Селфридже» всегда красивые рождественские витрины, каждый год на какую-то новую тему, и ладно уж, простим им некоторую несезонность – когда я ещё окажусь в Лондоне, чтобы их рассмотреть? В этом году – «Белое Рождество», сплошная белизна и серебро, ни капли постороннего цвета. «Белое», то есть, снежное Рождество на юге Англии нам практически не грозит, но отчего бы не помечтать?
Я не смогла не замедлить шаг (ничего, уеду на следующем поезде), разглядывая переходы белого в белоснежное, прозрачного в сверкающее и серебряного в зеркальное. Банальные товары, которые нам всегда норовят сплавить в предрождественской суете (миллионы подсвечников – ну кто, скажите, сейчас жжёт свечи в таком количестве? горы толстенных свитеров крупной вязки – на единственный снежный день в году или на выход в открытое море на крохотной рыбацкой шхуне...), превратились в материал художника и стали мазками, фактурой, бликами света. Больше всего мне понравилась витрина, в которой Снежная королева в тюлевом кринолине и короне из белых свечей уходила из белой комнаты, украшенной серебряными шарами, и оглядывалась на зрителей через плечо, как будто приглашая следовать за ней. Я с удовольствием ответила её взгляду, и пока мы так безмолвно общались сквозь стекло, в противоположном углу комнаты-витрины мне померещилось какое-то движение.
Зрение у меня плохое, а очки я носить не люблю, поэтому, чтобы проверить своё впечатление, пришлось подойти поближе. Сначала я решила, что всё объясняется просто, и это кто-то из работников универмага заканчивает оформление рождественской сцены: девушка, действительно обнаружившаяся в витрине, была в чём-то, смутно похожем на униформу, и с поблёскивающим именным значком на груди. Потом я решила, что сошла с ума, потому что «униформа» при ближайшем рассмотрении оказалось светлой пижамой в тонкую розовую полоску. Ну а совсем потом я поняла, что если кто и сошёл с ума, так это вообще весь мир вокруг, включая законы физики и здравого смысла, и это меня даже как-то утешило.
Девушка в пижаме наполняла прозрачную вазу на столе серебряными шарами. Шары рождались у неё в ладонях и, повинуясь легчайшему движению губ, каким, например, сдувают пушистую шапку с одуванчика, поднимались в воздух и затем плавно опускались вниз, занимая нужное место в хрупкой пирамиде, которую могло удерживать в вертикальном положении только чудо. Несколько шаров побольше девушка подбросила к потолку витрины, и они замерли на разной высоте, и со стороны казались подвешенными на очень тонких нитях. Когда пирамида в вазе достигла совершенно угрожающей степени шаткости, нарушающей все правила равновесия, госпожа оформительница критически оглядела своё произведение и вдруг беззвучно хлопнула в ладоши, от чего несколько верхних шаров соскочили на стол, подкатились катастрофически близко к краю и замерли там, как приклеенные. Эта картина показалась ей вполне удовлетворительной, она кивнула сама себе и напоследок щёлкнула пальцами, заставив королеву-манекен вздрогнуть и обернуться чуть дальше – чего, вероятно, и требовалось добиться для полного совершенства.
Тут девушка отвлеклась от своих творческих задач и заметила, что я наблюдаю за ней сквозь стекло, раскрыв рот, как совсем недавно за мной наблюдали архитектурные украшения. У неё было лицо сердечком, рыжие волосы, стянутые в два хвостика, очень светлые глаза, веснушки россыпью по округлым щекам и немного вздёрнутому носу и очки в тонкой золотой оправе. Некоторое время мы рассматривали друг друга с полной серьёзностью. Наконец обитательница застеколья пожала плечами и протянула мне руку. Прямо сквозь витрину.
«Это сон,» - задыхаясь, шепнул мне мой здравый смысл. – «Ты заснула в автобусе, застрявшем в пробке, и какая, собственно, разница, что ты дальше будешь делать во сне?»
Я послушалась и взяла холодную маленькую руку, и спокойно вошла с улицы в рождественскую витрину универмага «Селфридж» - получилось что-то наподобие сцены с боа-констриктором в «Гарри Поттере», только наоборот. Стекло пропустило меня и тут же снова сомкнулось за моей спиной, отрезав, как скальпелем, шум вечной толпы на Оксфорд-стрит и гул и гудки транспорта. За стеклом было тихо, только что-то где-то шелестело и звенело еле слышно, как обёрточная бумага и далёкие колокольчики.
- Добрый день, - как ни в чём не бывало, приветствовала меня рыжая Аннелиза – вблизи я смогла прочитать, что написано у неё на блестящем значке. Имя – крупными буквами, а немного ниже – должность: «рождественская фея».
- А Санта-Клаус тоже существует? – с нервным смешком поинтересовалась я, посколько ничего более умного мне просто не пришло в голову.
- Нет, - так же серьёзно ответила Аннелиза. – Санта-Клаус – это выдумка. Люди часто предпочитают выдумку реальности.
Реальность – в том виде, в каком она была мне представлена в тот момент – на мой взгляд, от выдумки отличалась не слишком сильно.
- Я правильно понимаю, что не должна была бы вас видеть?
- Правильно, - У Аннелизы стал немного виноватый вид. – Я забыла задёрнуть штору.
- Какую штору?
- А вот эту, - она сделала лёгкое движение рукой, как будто действительно задёргивая невидимую занавесь, и вдруг стала невидима и сама.
Мне оставалось только тереть глаза. Впрочем, Аннелиза быстро вернулась.
- Почему же тогда перед вашей витриной не собралась целая толпа?
Она пожала плечами.
- Люди очень невнимательны, а в витринах сейчас часто можно увидеть персонал магазинов. Про выдумку и реальность я уже говорила. А у вас, к тому же, похоже, что-то с глазами.
- Обычный астигматизм.
- Ну да. Создаёт искажения и помехи, так что вы более склонны приглядываться к тому, что замечаете краем глаза. Да вы садитесь.
Я присела на стул, на спинке которого висела белоснежная шаль с кистями и блестящими вышитыми снежинками – очередной бессмысленный и беспощадный рождественский подарок, обречённый кочевать по шкафам и видеть свет только раз в году. Аннелиза снова провела рукой по воздуху и, видимо, на этот раз скрыла нас обеих.
- Знаете, я, наверное, нарочно забыла про штору, - вдруг призналась она, садясь напротив меня на другом конце длинного белого стола. – Ну, не совсем нарочно, но мне давно хотелось с кем-нибудь поговорить и рассказать всё, как есть. А то каждый год терпеть этих ужасных, фальшивых, толстых стариков в красных шапках... и гномы какие-то ушастые, в колпаках...
- Эльфы, - поправила я, но Аннелиза только отмахнулась:
- Эльфы? Да вы вообще видели настоящих эльфов?!
Я было снова собралась перебить, потому что, хотя сама и не видела, с моей подругой однажды приключился интересный фокус в садовом центре, но фея метнула на меня почти свирепый взгляд из-под очков.
- И олень этот... с носом... бррр! – Насчёт Рудольфа я была с ней совершенно согласна. – И всё это так грубо, так неубедительно придумано и так неэстетично! Ну как в это можно верить?!
- Большинство и не верит, - объяснила я. – Только дети. А для остальных это просто игра. Вот, по-моему, например, футбол тоже неэстетичен, но миллионы играют.
Фея в пижаме вздохнула. Она, безусловно, была куда привлекательнее Санта-Клауса, но к её внешности у меня тоже были вопросы.
- А скажите... почему вы в пижаме?
Теперь Аннелиза смотрела на меня удивлённо.
- А почему Санта-Клаус в красной куртке? А шотландцы в килтах, а гвардейцы в медвежьих шапках?
- Ну, про всё это есть разные истории...
- И у нас тоже есть. Но на самом деле просто однажды так повелось, да так и осталось.
- Что, все рождественские феи носят пижамы?
- Все. И не думайте, пожалуйста, что мы переняли их у вас – совсем наоборот. Вы их и шить-то не умеете. Манжеты и штанины можно подшивать только снами, ленты и завязки должны быть только из лунного шёлка, пуговицы из тёплого льда, а полоски, если есть, нужно правильно чередовать, иначе будут сниться, к примеру, одни только проваленные экзамены.
- И где же продают эти волшебные пижамы? Со снами и лунным шёлком?
Кажется, пожимать плечами было любимым ответом Аннелизы на всё, что угодно.
- Да в любом приличном универмаге. Почти у всех в штате теперь есть фея, иногда даже и не одна.
- И что, поэтому пижамы у них такие дорогие, а витрины под Рождество такие красивые? Это всё делают феи?
- Ну да.
Если задуматься, логика в этом была. Рождественские витрины – гордость большинства крупных магазинов, а в Лондоне ещё и туристическая достопримечательность. И пижамы я давно не покупаю нигде, кроме универмага «Маркс энд Спенсер»: в них действительно есть что-то особенное.
- И поэтому Рождество в магазинах начинается так рано? Феям не терпится?
- А вы как думаете? Полгода спать, а потом ещё три месяца придумывать узоры и украшения – вам бы тоже не терпелось заняться, наконец, делом и воплотить все свои идеи на практике.
- И где же вы спите полгода?
- В мебельных отделах, в основном. В Икее было хорошо – там такие уютные спальни и удобные кровати с пологами и верхними полками. Я раньше работала в Икее, - пояснила она. – Сначала у себя в Норвегии, потом перебралась в лондонский филиал, знаете, в Уэмбли. Но в центре города намного веселее.
От этого обилия информации голова шла кругом. А у меня ведь ещё оставались вопросы.
- Аннелиза, скажите, зачем вас очки? Неужели у фей бывает плохое зрение?
- Они только для работы, - она сняла их и протёрла стёкла рукавом пижамы, и стала ещё больше похожа на встрёпанную девочку-подростка, не спящую ночь за какой-нибудь ужасно увлекательной книжкой про вампиров. Хотя куда нам ещё и вампиров... – Без них тоже можно, но намного труднее.
- Что же они делают?
- Показывают желания.
-Что-что?
- Желания. А иначе как угадать, кому какой подарок?
Действительно, как? Передо мной эта проблема встаёт каждый год.
- В них какие-то специальные фейские стёкла?
- Не фейские. Осколки зеркала Снежной королевы. Ценятся на вес золота.
- Зеркала Снежной королевы?! Так оно же, во-первых, не её, а какого-то злобного тролля, а во-вторых, кривое!
- Ничего подобного! – в голосе Аннелизы было искреннее возмущение. – Этот ваш сказочник всё напутал! Вот, смотрите!
Она ещё раз протёрла очки и протянула мне. Я бережно нацепила тонкую оправу на переносицу и осторожно повернула голову в сторону застекольной Оксфорд-стрит. В первую секунду мне показалось, что ничего не изменилось, только народу на улице стало больше. Но нет – просто рядом почти с каждым человеком теперь плыли в воздухе очертания его желаний. И нередко у этих желаний тоже было человеческое обличье. Что неудивительно, если честно.
Но были и другие. Следом за девчушкой в берете с помпоном плыл полупрозрачный серый плюшевый медведь размером с неё саму. Время от времени она рассеянно гладила воздух где-то возле плеча, как раз там, где располагалась большая мягкая лапа. Миниатюрная дама в бархатном пальто, из тех, кого со спины можно принять за школьницу, но стоит ей обернуться, тонкие морщинки вокруг глаз и рта развеивают иллюзию, спешила куда-то под тенью огромной люстры, которая сделала бы честь классической постановке «Призрака оперы». Интересно, у неё действительно есть дома место для такого предмета или люстра – только верхушка айсберга, воплощение мечты об идеальном доме? У девушки с миллионом африканских косичек из кармана разноцветной вязаной кофты выглядывала призрачная острая мордочка – девушка мечтала о ручной крысе. За двумя парнями в чёрном неслись два одинаковых туманных мотоцикла... Я смотрела бы и смотрела весь день, но в конце концов мою увлечённость перебило страхом: побоявшись устыдиться и за себя, и за остальных прохожих, я не стала разглядывать желания бездомного и отвернулась от улицы.
- Хорошая вещь, - уважительно сказала я, возвращая очки хозяйке.
- Полезная, - кивнула она.
- А бывают люди совсем без желаний? Я не успела заметить.
Фея на этот раз не пожала, а зябко повела узким пижамным плечом.
- Бывают. На них лучше не смотреть подолгу – вся картина начинает теряться.
- Аннелиза, а зачем феям вообще работать? – задала я наконец вопрос, наряду с очками и пижамой мучивший меня с самого начала.
Мне показалось, что она чуть смущённо отвела глаза.
- Ну, если не работать, что тогда делать бóльшую часть года? У обычных людей подготовка к Рождеству начинается в лучшем случае в ноябре.
У меня оставался последний вопрос, но я не была уверена, что готова его задать. В конце концов, я сама должна знать, чего хочу, правда? Поэтому я не стала спрашивать, что Аннелиза видит у меня над головой или за плечом, а спросила сущую ерунду:
- А где феи раньше проводили бóльшую часть года, пока не стали работать на разные международные корпорации?
- Кто где. Чердаки, антресоли, чуланы – смотря куда в доме убирают праздничные украшения.
Да, ничего странного, что они с радостью перебрались в уютные интерьеры универмагов.
- Вы же расскажете другим правду? Про Санта-Клауса и вообще? – теперь у Аннелизы был трогательный, просящий взгляд.
- Постараюсь. Своему ребёнку точно расскажу, а там – как знать, может быть, новая сказка приживётся. Скажите, а феи любят получать какие-нибудь подарки от людей? Ну, в благодарность. Не мисочку каши, конечно, но что-то вроде...
Аннелиза довольно улыбнулась.
- Вот это, наконец, правильный вопрос! Вы всё-таки кое-что понимаете! Самый лучший подарок для феи – это обёрточная бумага. Чтобы её ни в коем случае не убирали и не выбрасывали сразу, а дали поваляться на полу, целым ворохом. Честное слово, на следующее утро её уже не будет. Вы только оставьте, а мы приберём.
Я решила не выяснять, что там феи делают с обёрточной бумагой. Может быть, шьют себе из неё бумажные крылья или вьют гнёзда, чтобы проспать в них полгода, или она как-то идёт в производство рождественских пижам на следующий год... кто знает. Я пообещала своей знакомой фее, что буду всячески поощрять родных и друзей не выкидывать бумагу до 26 декабря. Она даже запрыгала на месте от удовольствия.
- Держи. Это тебе на память, - с этой неожиданной фамильярностью Аннелиза сдёрнула со спинки стула блестящую шаль с бахромой. Я смутилась:
- Но это же... разве это не имущество универмага?
- Ничего подобного! Я её сама только что придумала! Ну, не придумала, а вспомнила, что видела где-то в магазине, но не суть – главное, никакого недочёта товара не будет.
Шаль была мягкая, как английская зима, и блёстки на ней складывались вовсе не в снежинки, а в узор заиндевевшей поутру паутины. Подозреваю, что точно такую я не нашла бы в «Селфридже» ни за какие деньги. Аннелиза «отдёрнула штору» и постучала согнутым пальцем по стеклу. Витрина откликнулась звоном, как будто была сделана из тончайшего хрусталя.
- Теперь можно идти. Счастливо! И счастливого Рождества!
Я шагнула прямо в продолжающее звенеть стекло и чуть не упала, забыл о ступеньке вниз, но удержалась на ногах и в следующую минуту уже стояла на Оксфорд-стрит, правда, вынужденная прислониться к витрине, для равновесия. Внутри не было никого, кроме манекена в тюлевом кринолине, но я всё равно исподтишка помахала невидимой Аннелизе рукой.
И вот теперь, как могу, выполняю данное ей обещание: моё дело – рассказать, а ваше – верить или не верить. Мне бы самонадеянно хотелось, чтобы из моего рассказа вы сделали три важных вывода. Первый – никакого Санта-Клауса, Пера Ноэля или Деда Мороза не существует на свете. Второй – цветную бумагу от подарков нельзя сразу убирать и выбрасывать, как будто вам уже надоели эти праздники и вы хотите, чтобы они поскорее закончились. И третий – когда вы в следующий раз будете в мебельном отделе большого магазина, например, той же Икеи, стоит вести себя потише в спальных интерьерах, чтобы не потревожить раньше времени какую-нибудь рождественскую фею.
Для себя же я прибавлю ещё два. Пожалуй, не буду я всё же делать лазерную коррекцию зрения, хоть мой левый глаз в одиночку и видит всего две первые огромные буквы – мало ли что ещё удастся поймать своим искривлённым хрусталиком. И теперь мне понятно, почему каждый год магазинно-рекламное Рождество, кажется, наступает всё раньше и раньше. Не кажется. Но как их остановить – я не знаю, равно как и у кого поднимется на это рука. Точно не у меня. Так что давайте, что ли, заранее учиться радоваться пластмассовым снежинкам в августе...

(c.) Kitchen Witch

23:24 

Подароньки)

Lis
Мне сегодня подарили сборник книг Толиена, 3 части "Властелин колец" + "Хоббит". Все в подарочной упаковке)). Вот и началась моя живая библиотека). Еще хочу книги! Много! Полку к ним! И МНОГО КНИГ!!! Да! :gigi: :alles:

@темы: Библиотека

02:30 

Lis
Была вчера на заливе Баренцморя. Лазела по практически отвесным скалам без страховки, а в низу море и камни. Страшно, но оно того стоило).

01:12 

Lis
10.12.2008 в 22:45
Пишет Тунлипухи:

Меня так огорчают люди, которые забывают, что любить и влюбляться - разные вещи. Этот факт меня безумного огорчает из-за того, что это самое "влюбляться" у меня постоянно.
Как?
Между тем, что я думаю, тем что я хочу сказать, тем, что я, как мне кажется, говорю, и тем, что вы хотите услышать, тем что, как вам кажется, вы слышите, тем, что вы хотите понять, тем, что вы понимаете стоит десять вариантов возникновения непонимания. Но всё-таки давайте попробуем...
(с)Б. Вербер


URL записи

04:26 

Lis
Теперь мне понятно зачем ты перестала со мной общаться. Любое общение когда-то кончается, но лучше когда интересные истории у обоих кончаются, а бытовуха только постучала в дверь.

@темы: Вселенскому злу

01:49 

Lis
Сон есть путешествие. Хороших тебе открытий)

@темы: Вселенскому злу

Destination Darkness...

главная